Телохранительницы Януковича

teloxranitelnicy-yanukovicha

В личной охране Президента Украины Виктора Януковича, кроме крепких мужчин, с недавних пор появились хрупкие девушки-телохранительницы.

В принципе, это мировой тренд: в спецслужбах считается, что женщины более внимательны к деталям, а потенциальные злоумышленники на них не обращают внимания, не ожидая, что в охране может работать слабый пол.

Блондинка Екатерина и брюнетка Александра мастерски владеют всеми видами огнестрельного оружия, а на светские приемы с президентом ходят в вечерних платьях с пистолетами.

teloxranitelnicy-yanukovicha

 Из интервью:

— Как вы попали на службу? Вряд ли в интернете нашли объявления о вакансии…

Телохранительницы Януковича

Александра: Десять лет назад я даже предположить не могла, что буду работать телохранителем. Я окончила университет по специальности «защита информации» и успела поработать в разных местах — рекламном агентстве, в милиции. Там меня и заметили. Подошли и предложили попробовать — за мной наблюдали и решили, что я подойду.

Телохранительницы Януковича

Екатерина: Женщины в этой профессии не так давно. Когда я начинала, мужчины-коллеги долго ко мне присматривались. «Своей» в команде я стала после нескольких выездов. Доказала, что хорошо знаю специфику: работала в налоговой академии, спецподразделении СБУ «Альфа», мастер спорта по каратэ. Четыре года назад перешла в охрану президента — в профессии телохранителей это высшая ступень, куда попадают только лучшие.

teloxranitelnicy-yanukovicha1

—Чувствуете свое преимущество перед коллегами-мужчинами?

Екатерина: Мы подмечаем детали. Мы сбиваем с толку — все привыкли, что телохранителями работают мужчины и не ожидают, что женщина может скрутить противника и дать отпор.

 — Случалось ли на работе применять силу, отстреливаться?

Александра: К счастью, нет. Если бы такое произошло, значит, охрана выполняет плохо свои задачи. Перед началом мероприятия целая группа людей изучает место, отрабатывает разные ситуации, ведется мониторинг во время этого мероприятия.

Екатерина: Заметив подозрительного человека, передаем коллегам, чтобы держали его в поле зрения или вывели из помещения, если есть такая необходимость. Мы наблюдатели: по мимике или жестам понимаем, насколько человек адекватен. Этому нас не учили, это профессиональное.

— На что готовы пойти ради защиты охраняемого лица?

Екатерина: Наш максимум — закрыть собой от пули. Любой телохранитель готов к этому. Если такая критическая ситуация случится — мы все сделаем автоматически. Но у нас в команде все профессионалы, и такую ситуацию постараемся предупредить.

— Всегда ли телохранители носят с собой оружие?

Екатерина: В зависимости от ситуации. Если можно взять с собой сумку, то берем оружие, рацию, нож и аптечку.

— Расскажите, как готовитесь к официальному приему с президентом, где много политиков и випов.

Екатерина: Обязательно освежаю в памяти, как зовут и выглядят селебрити и изучаю тему, которую будут обсуждать. Отдельные вопросы очень остро воспринимаются некоторыми организациями. Мы должны быть готовы, отработать заранее разные ситуации.

Александра: На официальных приемах деловые костюмы меняем на вечерние наряды. Платья подбираем, чтобы оружие не было видно. В вечерних платьях мы сливаемся с приглашенными. Впрочем, коллеги-телохранители всегда вычислят «своих», глаз уже наметан.

— Наверняка приходится иногда изображать на светских раутах приглашенных дам и учиться этикету. Какие еще специфические знания освоили?

Екатерина: За столом точно не перепутаем вилку для закуски и для основного блюда (смеется).

— Есть ли у телохранителей свои профессиональные приметы?

Александра: Мы не суеверные. Но стараемся никогда ничего не планировать. Часто вместо кино с мужем или посиделок с друзьями, отправляемся в командировку.

Екатерина: У нас имеются тревожные чемоданчики, где всегда есть запасной комплект одежды, средства гигиены. Могут позвонить утром и сказать, что через час у меня самолет. А когда уже летим обратно домой после задания, намечается еще одна командировка. Бывало, выходили утром из дому, а возвращались через неделю, за которую успевали пол-Европы облететь.

У телохранителей есть свой закодированный язык, который непонятен для окружающих. «У нас есть свои кодовые имена, для президента тоже есть. Но их нельзя разглашать, — говорит нам Алексадра. — Но если бы сейчас начали говорить на «своем» языке, то вы бы не поняли ни слова. Или мы можем общаться обычными фразами, но их значения у нас свое, и окружающие не поймут, о чем мы говорим».

Телохранительницы не рассказывают о своей работе родным. Как говорит Екатерина, чем меньше людей знают какие-то подробности о работе, тем лучше: «Родные в курсе специфики профессии, но подробности не обсуждают. Муж у меня также работает в спецслужбе, и он понимает, чем я занимаюсь. Кстати, иногда ловлю себя на мысли, что и на выходных я все равно на работе. К примеру, в кино могу рассматривать людей в зале, чтобы «просканировать» на безопасность».

«А я когда разговариваю с друзьями, могу смотреть по сторонам — оцениваю ситуацию. Кто еще не привык к этому, могут обижаться, дескать, я слушаю их вполуха», — делится с нами Александра. Зато их профессия продлевает праздники домочадцам. «У меня в семье сложилось негласное правило, если я, к примеру, Новый год встретила не дома, то они отмечают без меня. А потом уже снова со мной, когда я возвращаюсь с задания, — говорит девушка. – А вот 8 Марта наши мужчины-коллеги всегда стараются освободить нас от работы».

http://reporter.vesti.ua/


Posted in Женщины на службе and tagged

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.