Волчья сотня

«Волчья сотня» — неофициальное название 2-й сотни 2-го Аргунского полка Забайкальского казачьего войска в Русско-японскую войну 1904—1905 годов. Казаки-аргунцы, готовившиеся к службе в пеших батальонах, были переведены в кавалерию только к 1900 году, и в период Китайского похода 1900—1901 годов приобретали навыки казачьей кавалерийской службы в боевой обстановке. В отличие от других сотен при атаке против китайцев развернутым строем-лавой они не гикали, как это делали казаки традиционно, а выли по-волчьи, чем достигали большого деморализующего эффекта в отношении противника.

В 1904 году, в связи с началом Русско-японской войны аргунцы — ветераны Китайского похода вновь были призваны из запаса 2-й очереди во 2-й Аргунский казачий полк. Они сохранили свою «волчью» особенность в атаке, что также деморализующие действовало на японцев. Казаки «Волчьей сотни» посылались командованием на самые опасные участки и в дальние разведки. До 30.8.1904 «волками» командовал сотник Хвощинский, которого после гибели сменил подъесаул Субботин, командовавший сотней до конца войны. Многие казаки были награждены Георгиевскими крестами.

В годы Первой мировой войны, в  декабре 1915 есаул Шкуро сформировал из казаков Кубанский конный отряд особого назначения – первый в русской истории спецназ. Сформированное  из самых отчаянных сорви-голов подразделение имело особую символику: черное знамя, штандарт, нагрудные и нарукавные знаки (шевроны) с изображением оскаленного волка, а казаки носили папахи из волчьих шкур. Поэтому за Кубанским отрядом особого назначения сразу же закрепилось и неофициальное название – «волчья сотня». При первом налете кубанцы истребили полторы сотни немцев, захватили шесть пулеметов и три десятка пленных. Сдав трофеи, «волчья сотня» ушла в более продолжительный рейд по немецким тылам, во время которого под покровом сумерек и метели внезапно атаковала поселок Нобель, где располагался штаб германской пехотной дивизии, взяла в плен ее командира и нескольких штабных офицеров. Немцев охватила паника. Срочно стали планироваться и предприниматься меры противодействия лихим партизанским набегам. Но «волчья сотня», несмотря ни на что, продолжала гулять по вражеским тылам в лесах Минской губернии. Этим опытом заинтересовались в Ставке Верховного главнокомандующего русской армией, где накануне 1916 года для общего руководства партизанскими действиями  был сформирован штаб Походного атамана казачьих войск. Всего при каждой кавалерийской и казачьей дивизии было сформировано 50 отрядов численностью от 60 до 200 сабель, которые, вдохновленные примером «волчьей сотни», отправились во вражеский тыл в полосе Западного и Юго-Западного фронтов.

После Февральской революции 1917 г. войсковой старшина Шкуро добился у Походного атамана разрешения на перевод своего Кубанского отряда особого назначения в Персию в состав Отдельного Кавказского кавалерийского корпуса генерала от кавалерии Н. Н. Баратова. Прибыв к месту назначения, «волки» сразу же был включены  в авангард Кавказского кавалерийского корпуса, готовившегося к наступлению, которое началось в последние дни февраля 1917 года. Разгромив турок в боях у Синнаха и под Мнантагом, казаки, совершив стремительный четырехсоткилометровый марш, соединились с английскими дивизиями генерала Мода у местечка Кизыл Рабат. Это было последнее крупное сражение Первой мировой войны с участием русских армий, в результате которого османская Порта потеряла всю южную часть Ирака.

В октябре 1917 в России, раздираемой политическими страстями, грянула революция. А вскоре после нее страна погрузилась в хаос Гражданской войны. В этой войне нет и не могло быть победителей, так как брат воевал против брата, а сын против отца!

17 января 1947 года  Военная коллегии Верховного суда СССР «приговорила агентов германской разведки, бывших главарей вооруженных белогвардейских частей в период Гражданской войны атамана Краснова П.Н., генералов Белой армии Шкуро А.Г., князя Султан Килыч-Гирея, Краснова С.Н., Доманова Т.И. и генерала германской армии эсесовца фон Панвица к смертной казни через повешение. Приговор приведен в исполнение». Имя генерала Шкуро неразрывно связано с историей «Волчьих сотен». Он был безусловно неоднозначной личностью, но эта статья посвящена не его персоне. К тому-же, по отношению к этим событиям у меня двоякое чувство: во-первых, я сам потомок казачьего рода, а во-вторых, во Второй мировой у меня погибли оба моих деда (по линии отца и матери).

 


Posted in Казаки, Униформа and tagged ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.