«Убивайте всех, Господь узнает своих». Взятие города Безье

Взятие города Безье

Римская церковь имела богатые традиции борьбы с еретиками, заложенные ещё римскими императорами после IV века нашей эры, когда христианство было государственной религией Римской империи.

К защите государственной религии римляне и подходили по государственному, ссылая подальше несогласных и предавая огню их еретические сочинения. Еретики были повсюду. Каждый Вселенский собор осуждал еретические течения, но по крайней мере, пока Рим делил власть с Константинополем, до массовых убийств еретиков дело не доходило.

Взятие города Безье

После окончательного оформления раскола церквей на православную и католическую, произошедшего в 1054 году с взаимным преданием друг друга анафеме, Римская церковь обратила внимание на свою паству. Результатом стала серия крестовых походов, изначально предпринимавшихся против мусульман за овладение Иерусалимом, но только мусульманами идея явно не исчерпывалась. Уже в середине XII века был предпринят крестовый поход против прибалтийских и полабских славян, пребывавших в язычестве, а ещё через полвека взор Святого Престола обратился к внутреннему врагу.

Взятие города Безье

Катаризм считается крупнейшей ересью Средневековья и наиболее серьёзным противником Римской церкви до начала Реформации. На сегодняшний день в научный оборот введено довольно много документов, позволяющих реконструировать религию катаров с достаточной достоверностью. На их основании современные исследователи с уверенностью утверждают, что эта религия была исключительно христианской, без всяких примесей зороастризма, в чём катаров обвиняли на протяжении многих веков.

Собственно наименование «катары» было дано католическим священником Экбертом де Шонау в 1163 году, сами же себя они называли «добрыми христианами». Название «альбигойцы» также было дано католиками, предполагавшими в городе Альби важнейший центр этой ереси. Во многом катары воспроизводили обычаи первых христиан, явно отказываясь от всех позднейших добавлений, вводимых церковными соборами и решениями высших церковных иерархов, признавая только установления Нового Завета.

Нет смысла приводить здесь список всех противоречий и расхождений между катарами и Римской церковью: достаточно отметить, что они не подчинялись многим церковным установлениям и не исполняли церковные ритуалы, имея взамен свои собственные. В принципе, такого инакомыслия было более чем достаточно, а если добавить подчёркнуто скромную, в противовес роскоши римских иерархов, жизнь катарских проповедников, «совершенных» (perfecti), как они себя называли, терпимость к пастве и открытость для дискуссий, которые они неплохо умели вести, опасность для официальной религии становилась очевидной.

В 1145 году аббат Бернар из Клерво, видный деятель цистерцианского ордена, читает в Тулузе и Альби первые проповеди, направленные на возвращение заблудших овец в лоно матери — Римской церкви. Овцы возвращаться предсказуемо не хотели, желая продолжать заблуждение. Цистерцианцы развернули широкую пропаганду, утверждая дехристианизированность всего графства и необходимость истребления ереси любой ценой.

Взятие города Безье

В марте 1179 года созывается Третий Латеранский собор, одной из основных задач которого стало осуждение ересей катаров и вальденсов. В 1198 году на Римский престол вступает новый папа Иннокентий III. Практически сразу он начинает принимать меры, сначала большей частью мирные, для обращения катаров, посылая для этого многочисленных проповедников. В 1206 году молодой проповедник Доминик де Гусман пытается обратить катаров, проповедуя нищенство и смирение своим примером. Ничего принципиально для себя нового «добрые христиане» не увидели, и проповеди будущего святого тоже не достигли успеха.

Взятие города Безье

​Иннокентий III призвал к крестовому походу, обещая всем, кто примет в нём участие, земли, а также стандартный набор в виде своего благословения, отпущения грехов, покровительства церкви и защиты от кредиторов.

Взятие города Безье

Добавим сюда традиционную надежду на трофеи, двигатель всех средневековых войн, и читатель без труда представит себе, какого именно сорта публика собралась в городе Лион в середине 1209 года, нашив на одежду кресты.

Взятие города Безье

​Раймунд-Рожер Транкавель, двадцатичетырёхлетний сеньор городов Безье, Альби, Каркассона и ещё нескольких, в которых жили крупные катарские общины, поспешил навстречу крестоносцам, чтобы попытаться решить дело миром, но встреча не состоялась: молодого человека попросту не приняли. Тогда, трезво оценивая перспективы военных действий, он призвал граждан Безье покинуть город и следовать за ним в Каркассон, где он надеялся выдержать осаду. Горожане отказались, по всей видимости рассчитывая на свои укрепления, считавшиеся неприступными.

Взятие города Безье

Утро 22 июля 1209 года застало армию крестоносцев численностью около десяти тысяч человек под стенами Безье. Крестоносцы потребовали выдачи из города всех катаров, около двухсот человек, обещая за это оставить город в покое. Но горожане не собирались предавать своих соседей ради каких-то непонятных религиозных разночтений. Посланцам крестоносцев отказали.
Горожане совершили единственную, но роковую ошибку: не имея военного опыта, они отправились на вылазку. На плечах отступавших после вылазки горожан в открытые ворота ворвались рутьеры — сброд, двигавшийся вместе с крестоносцами в надежде на поживу.

Взятие города Безье

Папский легат Арнольд Амальрик, сопровождавший армию крестоносцев, так описывал произошедшее:
«…в то время как бароны совещались о том, к каким уловкам прибегнуть, чтобы вывести из города католиков, слуги и другие люди низкого звания, а некоторые даже без оружия напали на город, не ожидая приказов вождей. К нашему изумлению, крича „к оружию, к оружию!“, за два или три часа они пересекли ров, перелезли через стены, и Безье был взят. Они не пощадили никого, всех предали мечу, почти 20 000 человек, вне зависимости от ранга, пола или возраста. После этой большой резни целый город был разграблен и сожжён. Так чудным образом осуществилась божья месть…»

Ему же приписывают фразу, сказанную при штурме города: «Caedite eos. Novit enim Dominus qui sunt eius» (Убивайте всех, Господь узнает своих). Согласно традиционной версии, это был ответ аббата на вопрос одного из вождей Альбигойского крестового похода о том, как отличить альбигойцев от католиков при взятии города.

Взятие города Безье

Собственно, так и произошло: хотя число в 20 000 человек современные исследователи полагают сильно завышенным, и говорить стоит скорее о 7-10 тысячах, но мало кто из жителей спасся живым из горящего города. Так пал город Безье, первым в войне, которая продлится ещё почти полвека.

Источник: http://warspot.ru/3522-ubivayte-vseh-gospod-uznaet-svoih-vzyatie-bezie


Posted in История and tagged

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.