Карибский кризис и операция «Анадырь»

Карибский кризис

Ровно 50 лет назад, 14-16 октября 1962 года, разразился Карибский кризис — чрезвычайно напряжённое противостояние между Советским Союзом и Соединёнными Штатами, едва не закончившееся ядерной войной. Также в это время была проведена военно-стратегическая операция под кодовым названием «Анадырь», вписанная золотыми страницами в боевую летопись воинской славы нашего Отечества.

14 октября, во время облета территории острова Куба, разведывательный самолет U-2 ВВС США сделал первые снимки советских позиций баллистических ракет Р-12 в окрестностях деревни Сан-Кристобаль.самолет-разведчик U2Анализ снимков показал, что схема расположения пусковых площадок и систем обслуживания совпадает со схемой размещения площадок ракет средней дальности в Советском Союзе.  По решению президента США Джона Кеннеди был создан специальный Исполнительный комитет, в котором обсуждались возможные пути решения проблемы. Некоторое время заседания исполкома носили секретный характер, однако 22 октября Кеннеди выступил с обращением к народу, объявив о наличии на Кубе советского «наступательного оружия». 22 октября США объявили о введении полной морской блокады Кубы с 10 часов утра 24 октября. Так, США требовали от всех судов, направляющихся на Кубу, полной остановки и предъявления груза к досмотру. В случае отказа командира корабля допустить на борт смотровой команды, ВМС США предписывалось подвергнуть корабль аресту и препроводить его в американский порт. На момент 22 октября на подходе и в зоне блокады уже находилось 22 советских судна. В этих условиях министр морского флота СССР В. Г. Бакаев предложил руководству страны находящиеся на подходе к Кубе 6 советских судов ввести в кубинские порты. Решение было принято и шесть судов (включая «Александровск», перевозивший ядерные боеприпасы в числе 24 боеголовок для ракет Р-14 и 44 боеголовок для оперативно-тактических крылатых ракет) пришвартовались 22-23 октября в портах Кубы. Остальные транспорты (включая транспорты загруженные ракетами Р-14, оборудованием и личным составом войск РВСН) возвратились в порты СССР. 

Волголес

25 октября фотографии ракет были продемонстрированы на заседании Совета Безопасности ООН. В исполкоме всерьёз обсуждался силовой вариант решения проблемы, и его сторонники убедили Кеннеди как можно скорее начать массированную бомбардировку Кубы. Однако очередной облёт U-2 показал, что несколько ракет уже установлены и готовы к пуску, и что подобные действия неминуемо привели бы к войне.

снимок ракетных установок

В результате массовой скрытной передислокации советских войск, к 27 октября доставленные на Кубу ракеты Р-12 были готовы к нанесению ядерного удара по территории США. Несмотря на то, что ракеты были доставлены на Кубу 9 сентября, обнаружены они были только 14 октября. Причём оставалось неизвестным для США как количество ракет, так и количество ядерных боеприпасов на Кубе: факт доставки тактических ядерных боеприпасов разведкой США установлен не был.
Группировка советских войск оценивалась не более 22 тысяч человек, в то время как на Кубу уже было перевезено до 50 тысяч человек личного состава.

группировка советских войск на кубеСозданная Группа советских войск на Кубе ГСВК насчитывала:
2 дивизиона ракет средней дальности Р-12;
2 подразделения крылатых ракет;
4 мотострелковых полка;
2 танковых батальона;
40 истребителей МиГ-21 и 6 учебно-тренировочных самолётов МиГ-15УТИ;
42 бомбардировщика Ил-28;
зенитно-ракетные комплексы С-75;
ствольная зенитная артиллерия.
Единственными надводными кораблями, перебазированными на Кубу, были 12 ракетных катеров проекта 183Р с крылатыми ракетами П-15, перевезённые в трюмах сухогрузов.

Президент США Джон Кеннеди предложил Советскому Союзу демонтировать установленные ракеты и развернуть всё ещё направлявшиеся к Кубе корабли в обмен на гарантии США не нападать на Кубу и не свергать режим Фиделя Кастро (иногда указывается, что Кеннеди также предложил вывести американские ракеты из Турции, но данное требование исходило от советского руководства). Председатель Совета Министров СССР и первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв согласился, и 28 октября начался демонтаж ракет. Последняя советская ракета покинула Кубу через несколько недель, и 20 ноября блокада Кубы была снята.

Кеннеди и Хрущёв

Так закончился Карибский кризис и одна из самых секретных военных операций вооруженных сил СССР, носившая название «Анадырь».

Вот так описывает эти события Орлов Николай Федорович, полковник, заместитель командира ракетного полка стратегического назначения и непосредственный участник военно-стратегической операции «Анадырь» (август-декабрь 1962 года):

Это был самый крупный и напряженный ядерный кризис XX века перед «холодной войной». Этот кризис — классический пример ядерного устрашения для получения определенных политических выгод.
Победил СССР, форпосту социализма в Центральной Америке — Кубе был обеспечен статус-кво.
Операция «Анадырь» — это крупнейшая после Второй мировой войны, не имевшая аналогов в военном искусстве, беспримерная и непревзойденная, уникальная военная акция по степени достижения цели, по выполнению оперативно-стратегической задачи, по нанесению потерь личного состав и боевой техники.
Сама операция была закодирована под стратегическое учение с перебазированием всех видов и родов войск, боевой техники морем из различных районов Советского Союза на Север и проводилась под грифом «совершенно секретно». Все что связано с операцией «Анадырь» хранилось в глубокой тайне более 30 лет!
Вся система управления войсками осуществлялась устными распоряжениями, в крайнем случае шифровками.
Название операции «Анадырь» наводило на мысль о Севере. Для поддержания этой легенды на некоторых судах команде выдавались лыжи, печки, полушубки. Никто не знал, куда идут суда. И даже начальники военных эшелонов и капитаны судов не знали, в какие далекие края они отправлялись. Капитанам судов и начальникам эшелонов выдавались три пакета:
Вскрыть после оставления территориальных вод СССР;
Вскрыть после прохода Басфора и Дарданеллы;
Вскрыть после прохода Гибралтара, в котором содержался приказ: «следовать на Кубу в порт Мариель» ( и другие порты).
Из-за сложной оперативной обстановки судам приходилось менять порты назначения.
Основным боевым ядром операции были ракетные войска стратегического назначения. Операция «Анадырь» ознаменовала новый военный этап в развитии отечественной военной науки и практики.
Участниками вооруженного конфликта в кризисной ситуации были: СССР, Куба — США. Граждане и руководство США впервые за всю историю своего развития почувствовали приближение войны к порогу США.
Как известно, цель классической военной операции заключается в том, чтобы нанести поражение противоборствующему противнику, захватить определенную территорию или удержать ее.
Цель операции «Анадырь» заключалась не в нападении на США, а исключительно ради обороны Кубы, защитить ее от разгрома США, чтобы сохранить мир на земле, не допустить войны.
Характер военных действий — демонстрация военной силы. Боевые действия предполагались лишь в случае прямого нападения или вторжения противника на Кубу.
Как известно, 1 января 1959 года Фидель Кастро Русс объявил о победе революции на Кубе. Вашингтон не мог смириться с этим. Как-никак, в 90 милях от Флориды, в традиционной зоне американского влияния, может появиться государство, проводящее независимую внешнюю политику, тем более с антиамериканским уклоном. Газеты и радио каждый день сообщали об экономической блокаде Кубы, об обстрелах побережья с моря и бомбежках с воздуха, о поджогах плантаций сахарного тростника. Правительство США развернуло против Кубы информационно-психологическую, финансово-экономическую, диверсионно-террористическую агрессию, а 17 марта 1960 года президент Д. Эйзенхауэр подписал секретную директиву о подготовке отрядов кубинских эмигрантов для вторжения на Кубу, которое было осуществлено 17 апреля 1961 года, но в течение 72 часов были разгромлены. Однако США сразу же начали разработку нового плана вторжения под кодовым названием « Мангуста»
К началу 1962 года в США были подготовлены так называемые «силы вторжения» (первый эшелон), которые насчитывали 86 тысяч человек личного состава, до 180 кораблей, 430 истребителей-бомбардировщиков и палубных штурмовиков, до 600 танков, свыше 2-х тысяч орудий и минометов, до 12 НУРС «Онест Джон». В случае начала боевых действий американцы планировали использовать надводные и подводные силы и средства 6-го и 7-го флотов. Второй эшелон вооруженных сил США насчитывал до 250 тысяч человек и 460 военно-транспортных самолетов.
Внешняя политика самих США в конце 50-х начале 60-х годов по отношению к СССР носила выраженный экспансивный характер. Американские военные базы появились по существу вдоль всей границы СССР, что позволило приблизить их носители ядерного оружия к территории Советского Союза. Началось интенсивное развертывание ракет средней дальности в Турции, Великобритании, Италии, Западной Германии. Особую озабоченность вызвал факт размещения США ракет в Турции, в непосредственной близости к жизненно-важным центрам европейской части советского государства. Все это в немалой степени повлияло на решение руководства СССР разместить на Кубе ракетно-ядерные силы, так как обычными средствами борьбы Кубу не защитить. Поэтому в мае 1962 года на основе международного плана по просьбе правительства Кубы, в соответствии с интересами нашей стороны, было принято решение о проведении специальной операции, получившей название «Анадырь», скрыто доставить войска и боевую технику на Кубу.
Общий замысел состоял в развертывании на Кубе группы советских войск в составе соединений и частей РВСН; ВВС; ПВО и ВМФ (всего до 51000 человек). Фактически на Кубу прибыло 43000 человек, в том числе 13000 граждан Украины. В операции участвовало до 200 человек харьковчан, как например: представители ракетных войск стратегического назначения — Н.Ф. Бандиловский командир ракетного полка стратегического назначения, Н.Ф. Орлов зам. командира дивизиона по ракетному вооружению, Д.П. Иванченко, Ю.А. Бабайлов, Д.Ф. Марченко — ВМФ — ракетные катера, В.Г. Боровок, Р.Х. Симонян, А.С. Назаркин — связист, А.В. Фесенко, В.А. Емельянов, С.Д. Закарлюка, А.В. Кузнецов, И.М. Линник — ВВС , Ф.С. Радченко, В.В. Тодрин, А.Н. Татаренко и многие другие.
Основу группы советских войск составила ракетная дивизия в составе трех полков, оснащенных ракетами средней дальности Р-12, и двух полков с ракетами Р-14 (всего 40 ракетных установок) с дальностью действия от 2000 км до 4500 км.
Во исполнение принятого плана с июля 1962 года началась крупнейшая операция по созданию группировки войск, способной вести самостоятельные боевые действия на удалении 11000 км от базы снабжения. В исключительно сложной и опасной обстановке осуществлялся боевой поход через моря и Атлантический океан. С ракетами, с ядерными боеголовками, пушками, автомобилями, самолетами, вертолетами, боеприпасами, стройматериалами, тысячами солдат и офицеров, тремя военными госпиталями к вероятному театру военных действий кораблями ВМФ и 85-ю океанскими судами гражданского флота, которые совершили 180 рейсов на Кубу и обратно.
Войска грузились в нескольких портах на Балтике, Черном и Баренцевом морях. С перевозкой личного состава были большие проблемы, так как основную массу военнослужащих перевозили грузовыми судами, твиндеки которых буквально набивали людьми. Им предстояло провести несколько недель в закрытых помещениях (твиндеках) в условиях стесненности, качки (какие мы моряки?), высокой влажности и повышенной температуры.
Для соблюдения режима секретности выход личного состава на палубу был ограничен, только ночью группами 20-25 человек выходили на палубу подышать свежим воздухом. Однако, не смотря на тяжелые условия похода, особенно в твиндеках грузовых судов, личный состав, проявив стойкость и выдержку, успешно перенес длительный морской поход 14-18 суток.
Одним из сложных элементов была разгрузка огромного контингента войск и боевой техники с океанских кораблей, как правило, в ночное время суток, скрытно, в период боевых действий на территории Кубы. Требования были жесткие — в кратчайший срок подготовить позиции, замаскировать технику, выставить боевое дежурство. Работы велись с полным напряжением сил в джунглях, где нет нормального движения воздуха, мучили духота и зной и еще страдали от ядовитых деревьев гуао-гао в условиях ливневых дождей. Каждый солдат и офицер понимал, что от него зависит успех всей операции. Создана дорожная сеть подъездных путей к позиционным районам. Общий объем работ, выполненных в тех тяжелых условиях, оказался невообразимо велик. Чего только стоила подготовка к погрузке, сама погрузка и разгрузка (по много раз) военной техники и имущества. И все это в непривычных условиях, где не всегда была нормальная санитарно-эпидемиологическая обстановка.
Но люди не хныкали и не жаловались! Каждый осознавал необходимость побыстрее оборудовать и построить боевую позицию, и стать «на боевое», и быть готовым к ведению боевых действий.
Самые тяжелые испытания, самые тяжелые физические работы по обеспечению боевой деятельности войск в тропических условиях с высочайшей ответственностью, профессионально (безвозмездно) выполнили молодые коммунисты, комсомольцы, воины-солдаты и сержанты срочной службы. Все они мужественно перенесли психологический стресс по следующим мотивам: быстрая и скрытая переброска войск, пребывание в стране, где с их помощью велись боевые действия (июль 1962 — ноябрь 1963 годов), разлука с семьей, тоска по дому, реальная угроза жизни, груз ответственности за выполнение боевой задачи, недостаточность и неопределенность информации в отрыве от основных сил, отсутствие удостоверяющих личность документов, неопределенность собственного положения и ряда других причин…
В сложных условиях резкого обострения международной обстановки под контролем агентурной и авиационной разведки США, блокады острова Куба, непосредственной угрозы нанесения удара с воздуха, самоотверженным трудом личного состава в непривычных тропических условиях 51-я ракетная дивизия Ракетных войск стратегического назначения (командир генерал-майор И.Д. Стаценко, начальник политотдела И.В. Пшеничный) за 48 суток с момента прибытия первого судна, что значительно раньше намеченного срока, приведена в боевую готовность и была способна нанести ракетно-ядерный удар со всех 24 стартовых позиций ракетных комплексов Р-12 и оперативно-тактическими ракетами «Луна» (164 ядерными боеприпасами).
Войска противовоздушной обороны, а это две зенитно-ракетные дивизии: 11-я ЗРД ПВО и 10-я ЗРД ПВО. Командиры: генерал-майор СИ. Мелихов и генерал-майор Г.А. Воронков. Полки фронтовых крылатых ракет (ФРК) 561 и 584 (по 8 пусковых установок в каждом полку) несли боевое дежурство. К тому времени на Кубе было сосредоточено более 2000 танков советского правительства. Задача советских танков была прикрывать ракетные и другие технические части и быть готовыми оказать помощь кубинским вооруженным силам в уничтожении морских, воздушных десантов противника и контрреволюционных групп на острове.
Для выполнения задач в составе группировки советского Военно-Морского Флота на Кубе были: бригада ракетных катеров (12 единиц), ракетный полк крылатых ракет земля-море типа «Сопка» (8 пусковых установок противокорабельных систем), минно-торпедный авиационный полк (36 самолетов ИЛ-28). Ракетные катера находились на базах, укрытых от наблюдения, в готовности к пуску ракет по кораблям противника.
Именно благодаря ракетным войскам стратегического назначения американцы не решились высадить на остров Свободы многочисленный десант и нанести сокрушительный удар, понимая, что в таком случае ответный удар со стороны Кубы будет неотвратим.
Обстановка осложнялась ежечасно, американская армада стягивалась к берегам Кубы. Их реактивные самолеты проносились над нами так низко, что ощущались горячие потоки выхлопных газов. Остров в свою очередь был превращен в неприступную крепость!
22 октября 1962 года сложилась драматическая обстановка. Куба смотрела смерти в глаза. После объявления военной блокады 22 октября в 22 часа 30 минут советские войска на Кубе по приказу из Москвы были приведены в полную боевую готовность для отражения совместно с кубинскими вооруженными силами возможной агрессии со стороны США.
Удар авиации Соединенных штатов по кубинским и советским объектам ожидали в ночь с 26 на 27 октября или с рассвета 27-го. В связи с этим, Фидель Кастро принял решение, сбивать самолеты противника огнем зенитной артиллерии. Генерал армии Плиев Иссак Александрович решил применять «все имеющиеся средства ПВО».
Кубинские зенитчики сбили один истребитель F-104, летевший на малой высоте, а в 18 часов 20 минут по московскому времени ракетой С-75 (ЗРК «Десна») на высоте 21000 метров был сбит самолет разведчик США У-2.
В своих воспоминаниях контр-адмирал A.M. Тихонов, в операции «Анадырь» — начальник отдела контрразведки, пишет: «Была раскрыта и совместно с кубинцами ликвидирована крупная подпольная организация «Дивизия Нарцисса Лопеса». В ходе операции по ее ликвидации было захвачено 237 человек, из них 4-е майора, 17 капитанов, 7 первых лейтенантов, большая сумма долларов и золотых песо. Этой операцией был нанесен существенный удар по внутренней контрреволюции».
День 14 октября 1962 года стал началом самого крупного ядерного кризиса XX века. Когда президент США убедился окончательно в том, что СССР разместил ракетно-ядерное оружие на Кубе, развитие событий приняло совершенно неожиданный оборот, который привел к обострению Карибского кризиса. Мир был поставлен на грань ядерной войны и катастрофы. Факт обнаружения советских ракет на Кубе поверг в чисто психологический шок не только руководство США, командование вооруженных сил, но и весь американский народ, впервые столкнувшийся с реальной угрозой быть подвергнутыми ракетно-ядерному удару.
Карибский кризис набирал обороты, развивался стремительно и в чрезвычайно опасном направлении. США активно стали готовить войска для вторжения на Кубу и довели группировку сил вторжения до 250 000 человек. На базу Гуантанамо в срочном порядке было переброшено 16 000 морских пехотинцев, на 40 аэродромах рассредоточились бомбардировщики В-47 и Б-52 с ядерным оружием на борту. ВМС для военной блокады Кубы состояли из 248 кораблей: 8 эсминцев, 2 крейсера, 118 эсминцев, 13 подводных лодок, 65 десантных и 42 вспомогательных судов. В боевую готовность были приведены воздушные силы США в Европе подводные лодки с ракетами «Паларис» заняли позиции для ядерного удара по Советскому Союзу.
Силы вторжения на Кубу в десятки раз превосходили возможности советской военной группировки и кубинских РВС. Крупные соединения ВМС США взяли Кубу в плотное кольцо, в воздух было поднято до 25% стратегических бомбардировщиков В-52 с ядерными бомбами, остальная стратегическая авиация находилась в 15 минутной готовности.
В группе советских войск на Кубе была введена полная боевая готовность.
Приведена в готовность к отражению агрессии вся кубинская армия и милиция. Весь народ Кубы стал под ружье. Советские воинские части получили конкретные задачи на отражение агрессии…
Наступили решающие и самые напряженные, тревожные дни, в любой из которых мог вспыхнуть огромнейший факел ракетно-ядерного пожара. Шли интенсивные переговоры по дипломатическим каналам. Это был тот опаснейший период Карибского кризиса, его апогей, когда ядерное противостояние достигло критической черты, ибо никто не мог предсказать огромных трагических последствий ядерной катастрофы для всего человечества.
В крайне сложном и труднейшем положении оказались 42 000 советских военнослужащих, непосредственных исполнителей стратегической операции «Анадырь». Здесь не нужно заниматься шапкозакидательством, а сказать истинную правду нашим соотечественникам, пусть они узнают о ней хотя бы поздним числом.
Все читатели уже знакомы с тем, какая была сосредоточена США группировка сил вторжения на Кубу. Для советских военнослужащих Куба—это чужая страна, незнание обычаев, испанского языка, отсутствие тесного общения между советскими и кубинскими военнослужащими, а также отсутствие достаточно элементарных укрытий для личного состава делали нашу группировку весьма уязвимой. Более того, с ракетными частями прибыли в основном соединения и части обеспечения, а для отражения реальной агрессии было всего лишь 4 мотострелковых полка. Противостоять на равных с мощной американской военной группировкой они, естественно, не смогли бы.
К тому же, к этому периоду прибыл не весь личный состав, а ракеты Р-14 вовсе не были доставлены на Кубу. Если бы вся мощь, сконцентрированная вокруг Кубы, была приведена в действие,то судьба этой страны и советских войск были бы трагическими. Хотя Куба вместе с нами была настроена на военный лад. Один лозунг объединял советских и кубинских воинов: «Родина или смерть». Моральный дух был, как ни когда ранее, высокий и уверен, что каждый военнослужащий до конца бы выполнил свой священный долг по защите Кубинской революции, даже если бы пришлось погибнуть многим из нас…
Напряженность и недоверие между СССР и США увеличивались, а ядерное противостояние медленно, но уверенно двигалось к запретной черте, которую нельзя было переступить.
В этот решающий момент проявился трезвый ум американского президента. В результате реальной возможности подвергнуться ракетно-ядерному удару, США перешли от подсчета количества ядерного оружия (которого у них по ядерным боеголовкам в этот период было примерно в 20 раз больше чем в СССР) к подсчету возможного ущерба, в случае развязывания ядерной войны. Американские эксперты подсчитали, что советские ядерные ракеты, размещенные на Кубе, способны накрыть большую часть территории США, включая не только «Юг», Северо-Восток со столицей Вашингтон,но и такие крупнейшие центры как Нью-Йорк, Бостон, Филадельфию, Сент-Луис, Атланту и другие города. В то время родилось понятие «Критерий опасности». Подойдя к нему в плотную, руководство двух супердержав сочло благоразумным пойти на взаимные уступки, на компромисс, хотя в заявлении Советского правительства от 23 октября, действия Вашингтона квалифицировались как «безпрецидентные и агрессивные».
Как стало известно значительно позднее, президент США Дж. Кеннеди 27 октября 1962 года, после получения известия о сбитом самолете И-2 и гибели летчика, приказал Министру Обороны Р. Макнамаре дополнительно подготовить 24 эскадрильи военно-транспортных самолетов для десантирования войск на Кубу. Однако, спустя несколько часов на совещании комитета начальников штабов Дж. Кеннеди изменил свое решение и приказал передать командованию ВВС, что он ЗАПРЕЩАЕТ БОМБИТЬ КУБУ, ибо после такого шага очень скоро «никто из присутствующих не окажется в живых». Как видим, благоразумие одержало верх.
27 октября президент США поручил своему брату Роберту Кеннеди, министру юстиции, встретиться с советским послом в США А.Ф. Добрыниным. Он сообщил послу: «Президент в ответ на вывод советских ракет берет на себя обязательство не только не нападать на Кубу, но и удерживать от этого шага своих союзников».
Телеграфные линии между Москвой и Вашингтоном были забиты срочной информацией. Факел войны уже начинал тлеть, и до ее развязывания оставались буквально не часы, а минуты.
В самый последний момент, советское руководство, понимая все трагические последствия от ядерного столкновения, в ночь на 28 октября, даже без консультаций с Фиделем Кастро (чем нанесли ему большую обиду, которую спешно сглаживал А.И. Микоян) согласились принять условия, выдвинутые президентом США Дж.Кеннеди: помимо обязательства не вторгаться на Кубу, США обязались убрать свои ракеты с территории Турции и Италии.
Узел конфликта так затягивался, что его уже через несколько минут невозможно было бы и развязать. Поэтому текст послания стали передавать по радио, когда его концовка еще не была отредактирована. У советского правительства, как признался позже Н.С. Хрущев, не оставалось времени для согласования своего решения с Гаваной, ибо мир «висел на волоске».
Куба была в центре внимания всего человечества. Мир действительно «висел на волоске» от развязывания третьей мировой войны. В одном из своих выступлений после октябрьских событий 1962 года Фидель Кастро заявил: «Во всем величии будет сиять страна, которая во имя защиты маленького народа, на тысячи миль отдаленного от него, положила на весы термоядерной войны благополучие, выкованное за 45 лет созидательного труда и ценой огромных жертв! История не знает подобных примеров солидарности. Это и есть интернационализм!»
Было бы смешно подумать, что мы согласились убрать ракеты с Кубы в угоду империализму. Нет, мы пошли на такой шаг потому, что ракеты сыграли свою роль, не стреляя. В этом сила нашей акции. Это триумф военно-стратегической операции XX века «Анадырь».
Положительную развязку Карибского кризиса с облегчением и особой радостью восприняли, прежде всего, воины-интернационалисты, выполнившие свой священный долг по защите завоеваний революции на Кубе.

группировка советских войск

Использованы материалы сайта http://historymania.info/view_post.php?id=20


Posted in История and tagged

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.